Конституционный суд РФ признал НЕКОНСТИТУЦИОННЫМИ положения закона «О материальной ответственности военнослужащих», позволяющих привлекать к полной материальной ответственности, лишь на основании обнаружения признаков состава преступления.

Введение.

Материальная ответственность военнослужащих регулируется законом РФ «О материальной ответственности военнослужащих» от 12 июля 1999 года N 161-ФЗ. Закон предусматривает как ограниченную, так и полную материальную ответственность.

В соответствии с абзацем 3 статьи 5 этого закона военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен:

…действиями (бездействием) военнослужащего, содержащими ПРИЗНАКИ состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации…

Часть 5 этого же закона предусматривает, что

  1. Возмещение ущерба производится независимо от привлечения военнослужащего к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за действия (бездействие), которыми причинен ущерб.

Эти положения закона не стали в 1999 году новеллами: хорошо помню, как в начале 90-х, ещё будучи слушателями, мы обсуждали на лекциях и семинарах положения предыдущего закона – Указа Президиум Верховного Совета СССР от 13 января 1984 г. № 10661-x «О материальной ответственности военнослужащих за ущерб, причиненный государству», в соответствии с которым военнослужащие материальную ответственность в полном размере ущерба, причиненного по их вине государству, в случаях

причинения ущерба действием (бездействием), содержащим признаки деяния, преследуемого в уголовном порядке.

И слушатели, и преподаватели были единодушны – такое положение не соответствует смыслу уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а наиболее решительные заявляли, что такое положение вообще лишено здравого смысла.

Состав преступления содержит четыре составляющих: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона; их выявление в деянии позволяет установить и квалифицировать событие как конкретное преступление. Обязательные элементы состава (объект, действие (бездействие), преступные последствия, причинная связь между ними, вина (умысел или неосторожность) и субъект преступления) входят в составы всех преступлений.

Но понятие «признаки состава преступления» не тождественно понятию «состав преступления».

Более того, обнаружение признаков состава преступления даже не всегда ведёт к возбуждению уголовного дела, дознаватель или следователь вправе – при наличии оснований, установленных УПК РФ (например, часть 2 статьи 14 УПК РФ) даже отказать в возбуждении уголовного дела.

Наконец, уголовное дело может закончиться его прекращением, или вынесением оправдательного приговора.

Но особенно диссонирующим выглядит спорное положение по сравнению с другим законодательством РФ. Так, пунктом 1 части 5 статьи 243 Трудового кодекса РФ предусмотрено,  что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в следующих случаях:

5) причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;

Интересно, что сотрудники, проходящие службу в органах внутренних дел несут материальную ответственность на тех же основаниях, что и «гражданские» работники, (часть 6 статьи 15 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Поводом для рассмотрения стало:

Постановлением следователя уголовное дело в отношении заявителя по настоящему делу – бывшего командира войсковой части 52361 полковника Д.В.Батарагина и бывшего техника отдела эксплуатации специальных систем той же войсковой части старшего лейтенанта К.А.Ходулина, подозревавшихся в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 293 «Халатность» УК Российской Федерации, было прекращено с их согласия на основании пункта 3 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации – в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. В ходе предварительного следствия было установлено, что в результате небрежного отношения Д.В.Батарагина и К.А.Ходулина к службе государству в лице Министерства обороны Российской Федерации причинен материальный ущерб в размере 2,4 миллиона рублей.

Решением Краснознаменского гарнизонного военного суда от 31 марта 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам 3 окружного военного суда от 29 июня 2015 года, иск Министерства обороны Российской Федерации к Д.В.Батарагину и К.А.Ходулину о возмещении ущерба, причиненного преступлением, удовлетворен частично: с Д.В.Батарагина взысканы денежные средства в размере 1 млн руб., а с К.А.Ходулина – 300 тыс. руб. Принимая такое решение, суды исходили из того, что вина этих лиц в совершении преступления установлена и доказана органом предварительного расследования и что, давая согласие на прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, т.е. по нереабилитирующему основанию, они полностью признали свою вину как в совершении преступления, так и в причинении материального ущерба, а потому должны нести материальную ответственность в полном размере причиненного ущерба; однако с учетом отсутствия у ответчиков умысла на причинение ущерба, их материального положения и нахождения на иждивении Д.В.Батарагина двоих детей размер возмещаемого ущерба подлежит уменьшению. В передаче кассационной жалобы Д.В.Батарагина на указанные судебные постановления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано (определение судьи 3 окружного военного суда от 9 декабря 2015 года).

Предметом рассмотрения

Конституционного Суда РФ стали взаимосвязанные положения процитированных абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих».

Очень-очень кратко правовые позиции, изложенные в Постановлении Конституционного Суда РФ выглядят так:

При отсутствии вступившего в силу приговора, военнослужащего нельзя привлечь к полной материальной ответственности, только лишь при наличии признаков состава преступления. По сути дела, это положение утратило силу, и абзац 3 статьи 5 уже не подлежит применению.

Дословно пункт 2 Постановления:

Признать взаимосвязанные положения абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 49 (часть 1), 55 (часть 3) и 118 (часть 2), в той мере, в какой эти положения – по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, – допускают возможность привлечения военнослужащего, уголовное дело в отношении которого прекращено на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, вследствие установления в его действиях (бездействии) признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации (и тем самым – фактического признания его виновным в совершении преступления), иным, отличным от вынесенного в процедуре уголовного судопроизводства приговора суда, правоприменительным решением, включая постановление суда, принятое в рамках гражданского судопроизводства на основании содержащихся в акте органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела сведений о фактических обстоятельствах деяния и его выводов относительно совершения этого деяния данным лицом.

 

Что дальше?

Очень хочется надеяться, что и следующие пункты в будущем также станут предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ:

военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен:

  • умышленными действиями военнослужащих, повлекшими затраты на лечение в медицинских организациях военнослужащих, пострадавших в результате этих действий;
  • военнослужащим, добровольно приведшим себя в состояние опьянения.

(последний пункт – по поводу алкогольного опьянения, был принят в 2006 году как в закон о материальной ответственности военнослужащих, так и в Трудовой кодекс РФ. По моему мнению, без установления причинной связи алкогольного опьянения и наступившим ущербом, в данной редакции пункт способствует ничем не ограниченному произвольному применению).

Поводом к рассмотрению стали решения военных судов о привлечении военнослужащих к материальной ответственности. Очень надеюсь, что и этот факт станет предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, так как эта категория дел , в соответствии с ФКЗ «О военных суда в РФ» военным судам не подсудна, подсудность установлена ???Пленумом Верховного Суда РФ???, о чём я уже писал.

Эту статью прочитали: 402 визитов сегодня: 1
ПлохоСреднеХорошоОтличноСупер (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Получайте новые материалы на почту:

Об авторе

Сергей Паншев
Военный адвокат. Защита прав военнослужащих. Жильё для военных. Восстановление на военной службе. Подробную биографию, судебную практику можно посмотреть здесь Очная работа в судах Южного военного округа. Дистанционная работа на всей территории РФ. Стоимость дистанционной работы смотрите здесь. Условия дистанционной работы смотрите здесь Записаться на письменную или устную онлайн-консультацию можно в Разделе "Контакты", или по телефонам: 8(863)255-45-02, 8(909)414-8558, panshev@mail.ru Офис: 344093, Город Ростов-на-Дону, ул. Туполева, д. 18, офис 16. Схема проезда здесь

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 
ул. Туполева, д. 18, офис 16 г. Ростов-на-Дону +375 29 775 73 79